Помощь на выступлении

Публичные выступления: их успех зависит от целого ряда факторов. Нередко ораторы, особенно начинающие, считают, что всё зависит только от их владения риторикой и ораторским искусством. Это типичное заблуждение.

Например, имеется ряд внешних факторов: погода, экономические и политические события, время суток, день недели, сезон. Немаловажную роль играет ещё и настроение отдельных слушателей (особенно – если это ключевые персоны), общее отношение к теме выступления и прочие факторы. Всё это образует причинно-следственную паутину, попасть в которую не всегда радостно.

Многое зависит также от оборудованности зала и сцены, расстановки мебели (где будут сидеть слушатели, где – стоять оратор), работающих микрофонов (подстроенных под рост оратора), позиции флипчарта, наличия маркеров и губок для стирания, отлаженной работы компьютера и проектора, загруженных слайдов (и не только загруженных, но и вовремя запущенных!), музыки, разложенных раздаточных материалов, подарков и пробных образцов, плакатов, рассаженных в зале «своих людей», организации видеозаписи выступления... Всё это способно вскружить голову даже опытному оратору.

Как видно из вышеперечисленного – факторов, влияющих на выступление чрезвычайно много. Поэтому и помощь может быть самая разнообразная: от содействия в подготовке зала и видеозаписи выступления до участия в процессе презентации (рисования, переключения слайдов, музыки, видеороликов) и даже совместного ведения презентации или торжественного мероприятия.

Подобный ораторский коучинг, завершающийся обычно разбором полётов (анализом прошедшего выступления), приносит много пользы выступающему, не только улучшая сами публичные выступления, но и ускоряя общий рост , совершенствуя навыки в риторике и ораторском искусстве.

   

   Тренерское слово Александра Рандэльфа

До сих пор помню одно из своих провальных выступлений. Было это довольно-таки давно. Мне нужно было произнести небольшую торжественную речь на одном мероприятии в честь юбилея организации. Так как вечер был развлекательный, то там были и концертные номера. Перед моим выступлением на сцене пел под гитару какой-то специально приглашённый здоровенный детина. Пел он сидя и потому наклонил микрофон, располагавшийся на «журавле», довольно низко. И со всей радости закрутил гайку, отчего пластиковая рукоядь, в которую была вмонтирована гайка, дала трещину. Я вышел на сцену и попытался поднять микрофон. Раздался щелчок –  пластмассовый кружочек оказался в моей руке, а гайка осталась на «журавле», туго завинченная. Это вызвало оживлённое хихиканье в зале. Я сделал жест своему коллеге, стоявшему за кулисами, и объявил публике, что произошла маленькая техническая заминка. Тут выяснилось, что работник сцены неизвестно куда ушёл. Мне пришлось начинать выступление, взяв микрофон в руки, что нарушило некоторые моменты моей речи, для которых руки должны были оставаться свободными. Настроение от всего этого находилось в нижней части ртутного столбика. Поэтому выступление в целом не задалось. Наконец, я закончил. Раздались жиденькие аплодисменты. И тут оказалось, что пока я выступал, вернулся наспиртованный работник сцены и по ошибке опустил второй, внешний, занавес. Находясь во время выступления на авансцене, обращаясь к публике, я слышал шум за своей спиной, но не понял, что это опускают кулису. Теперь мне нужно было уйти со сцены. Я увидел в центре кулисы складку, как мне показалось, образованную двумя разными фалдами ткани, и попытался раздвинуть их руками. И лишь расправил тем самым единое полотно кулисы. В зале раздался смех. В стороне я увидел другую «спасительную» складку, но меня постигла та же неудача. Публика веселилась от души. Я кинулся вбок, к концу занавеса, попытался откинуть его, но там к краям кулисы были подвешены тяжёлые грузы. Видимо, в этом зале не предполагали выходов и уходов на сцену при опущенном занавесе или же я в стрессе не нашёл верного способа. В результате моих метаний, чрезвычайно понравившихся аудитории, я поднял рукой низ кулисы и, нагнувшись, влез под неё, подняв в свете рамп облако пыли и получив вторые овации зала. В тот раз я на собственной шкуре понял, как мало порой зависит от самого оратора и как много – от внешней организации процесса публичных выступлений.



Задать вопросы:

Код проверки

Отправляя нам свои данные, Вы соглашаетесь с Политикой конфиденциальности